Главная Точка зрения
Точка зрения

Точка зрения (англ. point of view, POV)— жизненная позиция, с которой субъект оценивает происходящие вокруг него события. Термин произошёл от «точки зрения» — места, где находится наблюдатель и от которого зависит видимая им перспектива.
взято с Wikipedia®: ТОЧКА ЗРЕНИЯ




НЕУЯЗВИМОСТЬ ЧИНОВНИКОВ В БЕЗНАКАЗАННОСТИ

(о проблемах депутатского и общественного контроля)

Основным нормативным правовым актом при рассмотрении обращений граждан является Федеральный закон от 02.05.2006 №59-ФЗ (ред. от 02.07.2013) "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации", п. 6 ст. 8 которого гласит: «Запрещается направлять жалобу на рассмотрение в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу, решение или действие (бездействие) которых обжалуется». К сожалению, этот запрет очень часто нарушается.

Большинство обращений граждан, как следует из анализа содержания обращений, могут и должны решаться на уровне местного самоуправления, но этого не происходит, а механизм защиты прав и законных интересов граждан в правоохранительных органах (прокуратуре, суде) в должной мере пока не развит, что уже на начальной стадии отпугивает многих граждан воспользоваться этим механизмом по причине его забюрокраченности и неэффективности. В результате граждане обращаются далее в формально доступные им инстанции, вплоть до Председателя Правительства Российской Федерации и Президента Российской Федерации.

Однако, чиновники правительственного и президентского аппаратов подают всем пример нарушения закона. Большинство юридически обоснованных и подкрепленных подтверждающими документами жалоб граждан на неправомерные действия или бездействие должностных лиц автоматически (без какого-либо рассмотрения по существу) направляется в регионы, где проживают заявители, а там по тому же принципу жалобы попадают чиновникам, на которых жалуются граждане, что провоцирует их на решение своих вопросов и проблем неправовыми методами.

В целом ответы гражданам от чиновников изобилуют бюрократическими отписками. Не решив свои вопросы по существу, граждане обращаются за помощью к своим законным представителям – депутатам, но и на этом уровне бюрократическая карусель продолжается.

Процент положительного и своевременного решения вопросов граждан невысокий. Основная причина неэффективной работы по рассмотрению обращений граждан – безнаказанность чиновников из-за того, что не работает статья 17.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, предусматривающая штрафы за невыполнение должностными лицами государственных органов, органов местного самоуправления, организаций или общественных объединений законных требований членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы либо за создание препятствий в осуществлении их деятельности, а также за несоблюдение установленных сроков предоставления им должностными лицами информации (документов, материалов, ответов на обращения).

В 2012 году в Государственную Думу был внесен законопроект (зарегистрирован под № 36983-6) "О внесении изменений в статью 17.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", предусматривающий увеличение как минимум на порядок штрафов за невыполнение должностными лицами государственных органов, органов местного самоуправления, организаций или общественных объединений законных требований членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы либо за создание препятствий в осуществлении их деятельности, а также за несоблюдение установленных сроков предоставления им должностными лицами информации (документов, материалов, ответов на обращения). Сообщение об этом законопроекте сразу же нашло отражение в СМИ.

Как считает проявивший полезную инициативу депутат Государственной Думы, внесший законопроект, существенное увеличение штрафов положительно повлияет на реализацию ст. 17.1 КоАП . К сожалению, не повлияет практически никак, так как в течение уже многих лет изначально отсутствует какая-либо правоприменительная практика относительно этой статьи, как впрочем, и многих других мертворожденных правовых норм российского законодательства.

Вопрос о практическом (а не теоретическом) воздействии на нарушителей, посягающих на институты государственной власти в связи со ст.17.1 КоАП , уже неоднократно инициировался депутатами Государственной Думы. Были обращения в высокие инстанции, в том числе в Генеральную прокуратуру Российской Федерации (от которой поступили невразумительные ответы умолчания), публикации в "Парламентской газете", депутатские законодательные инициативы и даже была образована при Управлении делами Государственной Думы рабочая группа для сбора, анализа информации и выработки предложений по реагированию, принятию необходимых мер и информированию депутатов Государственной Думы о фактах нарушения правовых норм Федерального закона "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" со стороны органов исполнительной власти и должностных лиц. При этом необходимо отметить, что профильные комитеты Государственной Думы активности в этом вопросе не проявили.

Аналогичная ситуация наблюдается и в отношении ст.5.39 КоАП о неправомерном отказе в предоставлении гражданам и (или) организациям информации, несвоевременном ее предоставлении, либо предоставлении заведомо недостоверной информации. По этой статье, связанной со статьями 5, 8, 10, 12, 15 Федерального закона "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации", также практически отсутствует правоприменительная практика.

Для чиновника размер штрафа не имеет особого значения. В случае необходимости он оперативно восполнит свои потери. Для чиновника опасным является сам факт административного наказания как предупреждение о возможном увольнении со службы. И скорее всего установление неработающего механизма реализации статей 17.1 и 5.39 КоАП не обошлось без участия чиновников.

По каким причинам не работают эти статьи? Почему все инициативы депутатов Государственной Думы по данной проблеме в основном пока уходят в "песок"? А в результате не принимаются меры по пресечению нарушения прав и законных интересов граждан, что вынуждает разуверившихся решать свои вопросы и проблемы неправовыми методами. В итоге криминогенная ситуация в стране еще больше усугубляется.

Только за один год депутаты Государственной получают на свои обращения и запросы от должностных лиц не менее 20 тысяч ответов, в которых содержатся признаки административных правонарушений, обусловленных ст.17.1 Кодекса. Если к этому добавить количество аналогичных отписок, поступающих членам Совета Федерации, а также депутатам законодательных (представительных) органов власти субъектов Российской Федерации и депутатам представительных органов местного самоуправления, то в целом по Российской Федерации проблема отсутствия у депутатского корпуса реальной возможности привлечения к административной ответственности должностных лиц за невыполнение законных требований депутатов является вопиющей уже в течение многих лет. Неоднократные попытки депутатов, в том числе и мои, добиться реализации ст.17.1 Кодекса пока безрезультатны.

Камнем преткновения для решения означенной проблемы является отсутствие в Кодексе однозначного, четкого указания, кто обязан составлять протоколы об административных правонарушениях, обусловленных ст.17.1 Кодекса, помимо указанных в его ст.28.3 должностных лиц органов внутренних дел, имеющих право (а не обязанность) составлять такие протоколы, но естественно только в пределах их компетенции. В остальных же случаях, а их подавляющее большинство, вопрос остается открытым. При этом необходимо иметь в виду, что дела об административных правонарушениях, обусловленных ст.17.1 Кодекса, уполномочены рассматривать в соответствии с его ст.23.1 судьи на основании протоколов, составление которых, регламентированное ч.1 ст.28.3 Кодекса, к их компетенции не относится.

Для реализации своего права Министерство внутренних дел Российской Федерации выпустило приказ от 21.08.2002 № 803, которым утвердило Перечень уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, включая предусмотренные ст.17.1.

Необходимо также отметить, что в соответствии со ст.28.4 Кодекса в порядке надзора за соблюдением действующего законодательства возбудить дело о любом административном правонарушении, в том числе, предусмотренном ст.17.1, вправе прокурор, но обязанность составлять протоколы о правонарушениях также не относится к его компетенции.

Таким образом, имеет место законодательный пробел, когда по подавляющему числу случаев никому не вменено в обязанность составлять протоколы о правонарушениях, обусловленных ст.17.1 КоАП.

Если это не так, то возникает вопрос. Осмелятся ли сотрудники, перечисленные в указанном перечне МВД России, воспользоваться своим правом составлять протоколы на правонарушителей – высокопоставленных чиновников государственных органов власти и тем более на работников надзорных за ними органов прокуратуры? Фигурально выражаясь, может ли хвост вертеть головой (если по нему не ударить)?

Вызывает затруднения во многих случаях, связанных с реализацией ст.17.1, и вопрос с определением правонарушителей на которых может быть оформлен протокол, так как на обращения и запросы, направляемые зачастую непосредственно руководителям органов государственной власти, ответы с нарушением установленных законом требований (часть которых должна быть законодательно уточнена), приходят от их подчиненных. Основными нарушениями являются игнорирование поставленных вопросов (ты ему про Фому, а он тебе про Ерему), непредоставление запрашиваемых документов и сведений, невыполнение данных в ответах обещаний, несоблюдение установленных для ответа сроков.

Следует также обратить внимание на необходимость установления в законодательном порядке пока отсутствующей административной ответственности за непредоставление или несвоевременное предоставление информации членам Совета Федерации или депутатам Государственной Думы по решению соответствующих палат Федерального Собрания Российской Федерации, за невыполнение их законных требований.

Бесспорно, что для разрешения государственно значимой проблемы повышения исполнительской дисциплины должностных лиц органов власти в связи с назревшей необходимостью практической реализации статей 17.1 и 5.39 КоАП должен быть скорректирован или заменен неработающий механизм применения этих статей. Всем участникам правоприменительного процесса, и в первую очередь депутатам, должен быть предложен понятный и практически реализуемый порядок оформления протоколов об административных правонарушениях на основании указанных статей.

В определенной степени разрешить изложенную проблему могли бы административные суды, но этот вопрос "застрял" в Государственной Думе. Законопроект "Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации" внесен в Государственную Думу Верховным Судом Российской Федерации еще в 2006 году, зарегистрирован под № 381232-4.

Дальнейшее негативное состояние депутатского и общественного контроля, связанного с реализацией статей 17.1 и 5.39 КоАП, не может быть далее допустимо, тем более с учетом предвыборных выступлений руководства страны. Необходимы конкретные инициативы всех заинтересованных сторон, особенно фракций Государственной Думы, ее профильных комитетов и Общественной палаты Российской Федерации. Для начала это могли бы быть Парламентские слушания на соответствующую тему (например, "О реализации статей 17.1, 5.39 и других Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях").




 
© 2018 http://mngasanov.ru. Все права защищены.
Joomla! — свободное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU/GPL.
 

Кто на сайте

Сейчас 19 гостей онлайн